пятница, 22 января 2016 г.

Усадьба Кузьминки в Москве

Усадьба Кузьминки в Москве. Прогулка с местным жителем и его рассказ.

Estate Kuzminki in Moscow. Walking with aborigen and his tale about this place in period of 1920-2015.

В давешнем Музее Индустриальной Культуры мы познакомились с бодреньким старичком с палкой-посохом. Опрятный и приятный такой старичок - маленький, худенький, с интеллигентным лицом. Он оказался местным жителем - всю жизнь проработал в Кузьминках, в детстве играл в этом огромном парке, купался в прудах, рыбачил. До сих пор рыбачит. Говорит, в тамошнем пруду и карась, и щука, и плотва, и судак, и лещ имеются. Вызвался старичок быть нашим гидом. Ему было, видать, скучно одному гулять, ну и нам интересно было послушать байки коренного жителя.


Пошли от Музея Индустриальной Культуры к усадьбе вместе. Миновав ворота в парк (поодаль, кстати, рекламировали езду на упряжках с хаски - если кому хочется попробовать, то дерзайте), мы увидели обнесенный забором комплекс почерневших от времени деревянных домов - на вид будто сельские больнички начала прошлого столетия, где еще Чехов работал. Дедок рассказал, что ныне это по сути - полигон с захороненными в подвалах остатками от биологических экспериментов - биоматериалами, препаратами... 


Здесь, по его словам, в 30е годы под руководством лично Берии организовали закрытый институт, оборудовав его по последнему слову тогдашней техники. Проводили различные опыты и преследовали, в основном, цель создания высокоэффективных биостимуляторов. Травили животных всяким, заражали. В том числе облучали биоматериал радиоактивными изотопами.

Научные работники по сути недалеко ушли от своих животных по части свободы - содержались внутри периметра городка, как в концлагере. Секретность высшей степени и все такое. Несмотря на это, главного из ученых как-то обвинили в продаже секретного препарата американцам и даже вели следствие пару лет, но потом оправдали. Ну да, смысл сажать, если он и так по сути сидел в шарашке. 

Изобретенные здесь препараты, по словам нашего гида, прекрасно излечивали экзему и вроде как даже позволяли эффективно бороться с раком (правда тогда где теперь они?). Даже Маленков и Рокоссовский возили своих матерей лечиться в этот институт с помощью эксперементальных препаратов - вроде, успешно. 

Все обнесено глухим забором, так что пришлось фотографировать с дерева



Ко времени детства нашего нового знакомого (начало 50х) с секретностью стало вроде как попроще. На территории ВИЭВ даже было место, где можно было прийти и полюбоваться на выставленные в огромных колбах экспонаты - собак с двумя головами и прочие кунст-диковины. Впрочем, территория института занимала практически весь парк и везде были свои правила. На тот полигон с отходами и поныне никого не пускают, все обнесено заборами и колючей проволокой. А там, где когда-то были барские бани, а сейчас центр регбистов, как раз и был тот музей диковин под открытым небом.

- Вообще, тут всегда было много военных - части охраны для ВИЭВ и ЦАГИ, - рассказывает старичок, - Еще маленькими, несмотря на запреты и слухи о том, что в земле полно всякой дряни от биолабораторий, мы лазали за заборы войсковой части и собирали там ягоды и грибы. Как-то нас задержал часовой. Заставили в наказание помыть полы в части. Потом накормили и отпустили... А возле полигона я радиофон измерял недавно. Купил у одного мужика прибор в 90е - ими им зарплату платили. Так вот, фон тут даже ниже нормы. Все изотопы, по словам одного моего знакомого специалиста, распались к началу 2000х годов. 

А с ЦАГИ такой был случай интересный. Сидели с мужиками рыбачили и тут к нам кресло прилетело пилотное и прям в пруд. Оказалось, что эти из ЦАГИ чего-то там недокрутили. Прибежали минут через пять за креслом своим. А ведь нас им и зашибить могло запросто.

Музыкальный павильон позади конного двора и "Укротитель коней" Клодта

Подходим к конному двору - здесь смотрим "Укротителя коней" Клодта в музыкальном павильоне. Через пруд на противоположном от павильона берегу - система гротов. Старичок рассказывает сразу обо всем: 
- У одного из этих коней недавно нога отвалилась - они на клепках... А когда играют в павильоне, то возле этих гротов на том берегу пруда все слышно. Купол павильона спроектирован так, что собирает звук, отправляя его по воде. В процессе переноса звука также, вероятно, производится некоторая компрессия: у гротов музыка уже по-другому совсем слушается. Я сам играл в оркестре рожечников и как-то, опаздывая на репетицию, бежал мимо гротов, слыша как коллеги разыгрываются в павильоне. Это было потрясающе - райская музыка. Я знал, что мы никогда так не играли и не сыграем, все дело в том в каком виде переносится звук.

Те самые гроты на берегу напротив Музыкального павильона


Мрачные средневековые дети лепят мрачных снеговиков:))
На самом деле это свет так лег, а вообще-то атмосфера в парке была веселая,
несмотря на сырость и отсутствие солнца

Бывший птичник


Посмотрели птичник и Петровский домик на плотине, которая также является главным мостом через пруд.



Домик Петровских времен и старинный мост

А вот, собственно, и главное место в усадьбе Кузьминки в Москве - барский дом,
бывшая вотчина ВИЭВ. Но ныне он недоступен, на территории ходит строгий ЧОПовец.


На территории главного здания ВИЭВ (оно же бывший барский дом) теперь пусто и бродит охрана. Пройти нельзя. Гид говорит, что помещения там сдаются или пустуют. Институт переехал на Рязанский проспект.



Церковь рядом восстановленная - старичок сказал, что в его времена она была без верхней части, заброшенная стояла. 






Далее старичок провел нас в самую дальнюю часть комплекса, мимо центра регбистов и бывших бань и больницы. 

Снеговик похож на старого ирландского выпивоху



Мы дошли до здания бывших оранжерей, где, по словам гида, некогда при Голицыных было мощное хозяйство - выращивали даже бананы и ананасы круглый год


Обратно к конному двору пошли уже берегом пруда, мимо стихийного пляжа, мимо острова, соединенного с берегом двумя арочными мостами, мимо якобы "бывшей столовой ВИЭВ", мимо "львиной пристани" и тех самых гротов. 

- Здесь сейчас спортивные площадки, а был пляж городской и мы купались. Периодически пытались нам это дело запретить под угрозой то холеры, то еще чего-то. А мы купались. Помню, приехала комиссия эпидемиологов, ходят по берегу, а мы купаемся и им машем. А однажды в 1957м мы, выходя из школы, увидели столбы пламени над парком. Побежали туда даже не переодеваясь. На мне были резиновые туфли, которые тогда называли "спортивными" и форма, одолженная у двоюродного брата. 
Оказалось - нефтепровод, шедший по дну, прорвался и горит теперь пруд. Рыба к берегу подошла. Я наклонился, чтобы дотянуться до карася и в воду плюхнулся - выше колен.
На другой день дикая аллергия на ногах пошла, сыпь красная. От нефтепродуктов. Ну мать меня лечила своим универсальным средством - намазала ноги Тройным одеколоном. И все прошло.

По словам старичка, это бывшая столовая ВИЭВ, концертный зал, оформленный некогда в египетском стиле, общага (где они Наташку гулять звали). Все мимо, как потом оказалось


Мимо острова с мостами идем дальше, проходим старинное здание в классическом стиле, с бельведером, колоннами, фронтоном - все, как полагается. Вся усадьба, почитай, в таком стиле построена.

- А здесь люди жили и столовая была. Наша подруга тут даже жила, звали ее приходили: "Наташка, пойдем гулять!". Дом был в египетском стиле оформлен. И тоже тут аккустика была хорошая - концерты играли в бельведере одно время, когда дом уже столовой был.




Дальше по курсу видим пристань каменную со львами - "львиную пристань".

- Каждый такой лев стоит 80 тысяч баксов, - говорит старичок. Тут их много по усадьбе и даже как-то украли двух, но потом их быстро нашли. На месте этой пристани раньше камни были одни, с которых мы ныряли. Теперь вот восстановили. При Голицыных тут паром ходил на другой берег - там вон тоже пристань такая же, только без львов.


Снова те гроты, в которых все слышно через водную гладь от Музыкального павильона



Посмотрели еще "скамейку влюбленных", фонтан, бывшую беседку-ротонду с заделанными между колоннами зазорами.


Фонтан плачет ледяными слезами

Гиду нашему пора было уже возвращаться домой, а нам идти далее навстречу приключениям. Мы дошли вместе по парковым тропам мимо зверопитомника до музея Паустовского и тепло попрощались, поблагодарив дедушку за интересный рассказ и маршрут.

Заброшенной лаборатории ВИЭВ мы так и не нашли (хотя на самом деле проходили мимо нее, как выяснилось позже). Усадьба Кузьминки в Москве еще ждет нашего триумфального возвращения=)