понедельник, 5 октября 2015 г.

Аджимушкайские каменоломни

Аджимушкайские каменоломни. Подвиг советских солдат

Adzhimushkayskie quarry. The feat of the Soviet soldiers. This is a very sad heroic story. The feat of the Soviet soldiers. The Germans have blocked them in caves and tried to smoking out by the bombs, grenades and gas. Russians defended, starving, dying, but not surrendered. Killed more than 5,000 Russian, survived about 7 exhausted soldiers. In general, it is now a memorial and museum.

Я запустил пальцы в волосы и под их подушечками прокатились и заскребли кожу головы сотни комочков каменного крошева - перхоть от самой Геи, богини земли. Могильная пыль каменоломен. Она сыплется с давящего свода, столь низкого, что даже при моем скромном росте приходится нагибаться. Путанные коридоры стылые и сырые; потолок сочится влагой, а скользкие стены, кажется, вот-вот сдавят тебя и выжмут соки из тела, впитав их в свое бездонное нутро. От кромешной первозданной тьмы защищает лишь фонарик, выданный гидом. Гид знает эфемерность этой защиты и нагнетает - периодически просит выключить все три фонаря в группе, чтобы мы поняли лучше что чувствовали ОНИ...


Эти тоннели на протяжении нескольких веков выгрызали люди, добывая глыбы ракушечника, не зная, что готовят усыпальницу для своих потомков. С помощью кирок, клиньев и огромных пил добывались многотонные глыбы, которые распиливались на строительные блоки размером чуть больше кирпича - "штуки". Популярнейший некогда в Крыму и поныне используемый строительный материал.




Здесь нашли убежище оборонявшие Керчь войска Крымского фронта (свыше 10 тысяч солдат, а также многие из местного населения), окруженные в результате наступления немецких войск 8 мая 1942 года. Отрезанная от своих часть советских воинов, прикрывавшая отход и переправу основных войск. Они ушли под землю, чтобы здесь стоять до конца, связав значительные силы немецких войск, которые будут делать все, чтобы выкурить и истребить осажденных.

Тут были остатки 83-й бригады морской пехоты, 95-го погранотряда, курсанты Ярославского авиационного училища, Воронежской школы радиоспециалистов и других частей. Оборону возглавили: в Центральных каменоломнях - полковник П.М. Ягунов, старший батальонный комиссар И.П. Парахин, подполковник Г.М. Бурмин; в Малых каменоломнях - подполковник А.С. Ермаков, старший лейтенант М.Г. Поважный, батальонный комиссар М.Н. Карпекин.


Немцы устроили вокруг ряды проволочных заграждений, били из танковых пушек в упор в тоннели, делали закладки со взрывчатыми веществами и авиабомбами, пытаясь вызвать обвалы и обрушение сводов, нагнетали дым шашками. Многие помещения обрушивались, погребая под собой солдат, мирное население с детьми. Аджимушкайцы же устраивали вылазки, уничтожая посты противника и немецкую технику, старались добыть боеприпасы и продовольствие, воду.
Не все вылазки были удачны - порой рейдеров ловили, пытали, стараясь выведать распорядки осажденных, численность, любую информацию. Пытались перевербовать для обратной засылки с целью подрыва духа русских, для диверсий. Немцам в Кречи осажденные аджимушкайцы были будто кость в горле - держать столь большой воинский контингент для контроля непобежденных было слишком расточительно в те решающие военные дни.

Были однако и прискорбные случаи дезертирства - некоторым удавалось уйти из каменоломен и не все из них были мирными жителями. Многих ловили немцы и кого-то даже отпускали. Но чаще пытали и старались использовать для информационной борьбы с осажденными. Кто дерзнет винить их, пусть сам спросит себя, смог бы он умирать под землей от голода? Смог бы вынести нечеловеческие пытки и не предать товарищей? На долю иного человека порой выпадает столько, что он не может вынести и никто не знает что сможет сделать и вытерпеть лично он в той или иной ситуации.
Под землей ввели систему пропусков и паролей, менявшихся каждый день. Не знавших нового пароля ждал допрос и суд. Уже позже, по законам военного времени, неопознанных просто расстреливали. В аду не до сентиментов.

Мы спускаемся дальше под землю - по стенам висят клочья телефонных проводов. Это бывшие "дороги" - их протягивали во коридорам для ориентации в темноте. При отступлении телефонного провода затащили сюда много бухт. Оказалось его вполне достаточно, чтобы использовать для изготовления таких нитей Ариадны и чтобы жечь его изоляцию вместо факелов. Еще жгли покрышки, большой запас которых был также завезен сюда при отступлении. Под землей некуда ездить, зато резина горит неплохо, хоть и чадит нещадно - отпиливали длинные полоски и поджигали, освещая дорогу во тьме. Использовали и коптилки-лампадки: ставили на каменные выступы обрезки гильз от снарядов с опущенными в горюче-смазочный материал фитилями из ветоши. Носить коптилки в руках без дополнительных приспособлений невозможно - металл гильз быстро раскаляется.
Были и крохи электричества: под землей оказались первые советские тракторы (еще со стальными с шипами на ободах колес), горнодобывающие машины и прочая техника, которую использовали вместо генераторов.

Телефонные провода и обрезки покрышек


Поначалу тяжелее всего было с водой. Колодцев не было. За водой устраивали вылазки, и, по словам осажденных, тогда ведром крови платили за каждое ведро воды. Норма воды на каждого была 1-2 столовые ложки в день. Приспосабливаясь, начали понемногу добывать воду под землей. Устраивали "водокапы" - находили места, где со сводов капала вода и ставили там посуду, каски. Делали команды "сосальщиков" - отправляли людей высасывать воду из сочащихся влагой сводов тоннелей. Те находили особо мокрые участки на потолке и стенах, высасывали воду, сплевывали в тары. Такую и пили.
Детям давали сосать камешки и сами их сосали - известный факт, что мелкие предметы во рту, будь то пуговица, камешек, монетка, увеличивают слюноотделение и немного притупляют жажду.
Водокапы

Пытались пробить и колодцы. Долбили штольни, устраивая на стенках веревочные лестницы все из того же телефонного провода.
Я видел такой колодец жизни, накрытый решеткой - десятки метров узкого лаза, где толком не повернуться. На самом дне темнеет смоляная водная гладь. Но и немцы не спали, все думали как превратить и без того невыносимую жизнь русских в кромешный ад. Создали команду слухачей, что должны были слушать где долбят колодцы. Над теми местами бурили шурфы, закладывая туда по нескольку авиабомб, взрывали. Многие места над колодцами были обрушены, погребая людей и так и не добытую воду.
В ответ осажденные приучились останавливать работу и эвакуироваться из тех мест, где слышались сверху работы по прокладке минных шурфов. Немцы же изощрялись еще более - прекратили взрывать сразу, а ждали несколько дней когда русские вновь успокоятся и вернутся к брошенным колодцам и тогда устраивали подрыв...


Спали люди на возвышавшихся надо полом широких каменных уступах. Многие гражданские принесли с собой из домов теплую одежду, одеяла и матрасы, которые издавна в тех краях набивались морскими водорослями. Чудесный материал с уникальными свойствами - не отсыревает даже при высокой влажности, всегда сухой. Там и сейчас лежат такие водоросли - темные-бурые скрученные узкие ленточки, похожие на крупно нарезанный табак. Разрешено их потрогать - они прохладные и сухие на ощупь. Эти матрасы разрывали и распределяли набивку всем поровну.
За час хождений по лабиринтам основательно промерзаешь, даже не будучи мерзлявым по природе, в куртке и в верблюжьих носках. Не можешь представить как жили тут все эти люди с мая до конца октября.

Спальное место с остатками водорослей


Поначалу была двусторонняя связь с поверхностью - недаром среди осажденных были военные из Воронежской школы радиоспециалистов. В результате ряда устроенных немцами взрывов и обвалов, большая часть оборудования погибла. Удалось собрать что-то из уцелевших деталей и установить одностороннюю связь - осажденные могли слышать поверхность, но не могли отвечать на запросы. Они остались сами по себе и никто не знал живы ли еще аджимушкайцы и сколько их. Если и была еще надежда, то она стала бесплотной как никогда. Скорее всего, большинство их понимало тогда, что они тут до конца.

Обломки радиостанции

Вопрос о применении немцами химического оружия против осажденных открыт по сей день - советская сторона не выдвигала подобных обвинений после войны. Однако при раскопках были найдены корпуса дымовых шашек и даже нескольких химических гранат. Впрочем, специалисты говорят, что и простыми дымовыми шашками в подобных условиях можно устроить филиал ада на земле. По словам гида, есть данные о том, что в один злосчастный день обозленные немцы пустили под землю газ. Это стало причиной страшной трагедии и было критическим ударом для осажденных. В тот день из 10 тысяч человек выжило меньше двух тысяч. Так сложилось, что аджимушкайцы при эвакуации под землю оставили большую часть запаса противогазов (не успели, а, может, посчитали ненужным) и теперь полноценная защита от химических атак имелась в единичных количествах - только часовых на подступах к врагу могли снабдить противогазами, да и то ненадолго - фильтры имеют свой ресурс и нуждаются в замене. Один из офицеров, военный инженер, предложил делать особые конструкции - противогазовые стенки. Остатки этих "мембран" до сих пор есть под землей.


Потрясенные произошедшим, осажденные решили отомстить немцам. В одну из ночей аджимушкайцы предприняли отчаянную атаку на немецкие позиции, сметя первые ряды постов, захватив большое количество боеприпасов. С этим эпизодом связана потеря осажденными главнокомандующего - П.М. Ягунова, погибшего при обезвреживании неразорвавшейся трофейной гранаты.


В одном из подземных залов находится госпиталь. Здесь, рассказывают, ампутировали ногу одному из офицеров. Дух этого человека был настолько силен, что, спустя несколько дней после ампутации практически на живую (под землей немного гнали самогон в медицинских целях - вся анестезия заключалась в кружке самогона внутрь), он ходил на костылях среди раненных солдат и подбадривал их.
Внутри госпиталя операционный стол и инструменты. Надо столом остатки полога из некогда белой ткани - это и световой колпак-рефлектор (отражатель лучей, увеличивающий эффективность источника света) и защита от постоянно сыплющейся сверху каменной крошки.

Лекарств было мало, все приходилось делать на довольно примитивном уровне. Одна из местных легенд - это "санатории". Так солдаты называли световые колодцы - выходы на поверхность, под которыми ставили носилки с ранеными. Под землей холодно и сыро, а тут хоть какой-то согревающий лучик и глоточек свежего воздуха. Раненые старались не стонать от боли и не кашлять под такими колодцами, ведь чуткие немцы на всякий шум бросали внутрь гранаты, а лишать товарищей и себя "санаториев" никак нельзя - и таких то скромных радостей под землей почти и нет совсем.

Лазарет. Кровати под землей только для раненых

Все хуже было с едой - пайки таяли каждый день. Люди начинали пухнуть с голоду, терять силы. Под конец осады часовым даже дозволялось лежать на постах - в особых непростреливаемых углублениях в полу.

"Лежачий" пост

Единственное, чего было вдоволь - это сахара и табака. Говорят, если покуришь, то не так сильно есть хочется. Мало кто на войне не курил. Археологи раскопали брошенную потрепанную и разломанную полевую кухню - варить в ней было особо нечего, потому использовали детали для нужд. Зато послужили лошади, некогда ее тянувшие. Ближе к концу съели, вываривая,  даже кожу с седел и упряжь. Вылазки давали все меньше результатов с провиантом - порой за счастье было хоть травы нарвать у входа.


Мы вышли к большому залу, заваленному венками и детскими игрушками. Это символическое детское кладбище Аджимушкайских каменоломен - здесь были найдены тела мальчика и девочки, хотя, конечно, вообще в этих тоннелях пряталось гораздо больше детей. Дети и старики всегда гибнут первыми в голод, холод и от болезней. Ныне взрослые оставляют здесь цветы, дети же оставляют тут свои игрушки.



П.М. Ягунов был единственный, кого положили в гроб под землей. Прочих закладывали камнями. Мертвых становилось много больше чем живых. Под конец у "похоронных команд" уже не было сил от голода что-то делать и тела просто аккуратно складывали друг на друга в отведенных для этого каменных покоях. Поисковики обнаружили на некоторых стенах соответствующие надписи, по которым и находили захоронения. Есть и другого рода надписи здесь - такие как в Брестской крепости.

Три точки после фамилии "Кормуш..." - неизвестно пока как она на
самом деле заканчивается

Они так и не капитулировали и держались до последнего. Их осталось 7 человек из более чем 10 тысяч. И только тех, кто уже от слабости и голода не мог держать в руках оружие, смогли захватить живыми. Как сказал гид, есть данные, что последние захваченные умерли потом в немецких лагерях.
Гид попросил нас выключить фонари и в полной темноте мы молчали минуту (а может быть, и целую вечность), по погибшим героям-аджимушкайцам. Большинство выходило из тоннелей со слезами; выражения лиц у всех подавленные. Про такие экскурсии не говорят "понравилось", тут это слово неуместно. Я был поражен - вот как можно сказать.

Я постарался описать своими словами то, что увидел в тоннелях и услышал от гида - крепкой плотной энергичной женщины, похожей чем-то на комиссара-коммуниста. Она очень достойно выполнила свою работу, и видно было, что каждый такой спуск под землю и рассказ для нее - это будто еще одно сопереживание произошедшему в этих катакомбах.

Наверху есть музей Аджимушкайских каменоломен, посвященный подвигу русских солдат и огромной работе, которую проделали русские военные, историки, спелеологи, археологи, геологи, участники ВОВ, журналисты, энтузиасты и прочие, кому небезразлично. Есть панорама и литографии с лицами некоторых из осажденных, чьи личности удалось установить.















Панорама вышла немного нечеткой, но как есть...

Снова на воле. Понимаешь как это много значит - иметь возможность выйти

В степи несколько памятников и обелисков

Вокруг мемориального комплекса земля испещрена лазами будто швейцарский сыр -
видимо, через эти ходы и делали наши вылазки

Сбоку мемориал похож на затонувшую подлодку или акулу - выглядит очень внушительно
















Про температуру внутри - если поедете, захватите теплые вещи 
У входа также сдают напрокат теплые куртки 

Прощальный взгляд на спуск в тоннели

Примечаю необычную поверхность породы - будто 
окаменевшие складки гладкой ткани


И все-таки, жизнь доминирует и всегда на смену зиме приходит весна. Наши предки умирали за то, чтобы мы имели возможность жить полной жизнью и радоваться ей. 
Мы тоже радовались. Подружились с котиком. Он, хотя и отчего-то очень похож на Адольфа Гитлера (усиками и челкой), но весьма общителен и дружелюбен. Кстати, приметили, что у крымских кошек часто встречаются необычного вида асимметричные пятна на мордочках. Такое у их северных российских коллег не в заводе. Потом прибежала небольшая собака (тоже весьма дружелюбная), попыталась обнюхать развалившегося Адольфа, а он игриво обнял ее морду передними лапами, а задними начал брыкаться. Собаке это не слишком понравилось, она дернулась, а кот распушился и юркнул под машину:)






А тут он уже какой-то анимешный
---------------------------------------------------------------------------------





Вместо послесловия

В самом городе Керчь горит вечный огонь по аджимушкайцам

Могила комиссара Парахина. Важно чтобы люди сегодня понимали масштаб и глубину этого подвига, не относились лишь как к мелькающим кадрам сухой военной хроники и цифрам статистики, помнили.

P.S. Да простится мне: внутри каменоломен нас попросили не фотографировать и не вести видеосъемку. Конечно же, я ничего такого и не делал. Поэтому, для написания этого отчета я использовал в том числе и различные фото из интернета. Выражаю огромную благодарность авторам этих фотографий - подписи на них я не трогал, и сами фото не обрабатывал, все оставил как есть. Все фотографии в музее и на поверхности (за исключением фотографии могилы комиссара Парахина и фотографии вечного огня в Керчи) делал я сам. 

                                                                   Судовая карта